Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
Баннер-новое время
15:56, 10 июня 2021
 242

Мария Романовна Волошенко из села Смородино — о том, как война застала её в 14 лет

Мария Романовна Волошенко из села Смородино — о том, как война застала её в 14 летФото: pixabay.com
  • Письмо в редакцию

Сейчас Марии Романовне уже 93 года, и за ней присматривает её дочь Нина Ивановна Сивцева.

Годы идут, и уже почти не осталось живых участников военных действий Великой Отечественной войны. Но мы ещё можем узнать из первых уст о тех страшных моментах от детей войны и тружеников тыла. В селе Смородино есть такие люди, и одна из них Волошенко Мария Романовна.

Мария Романовна родилась в селе Непхаево 13 апреля 1927 года. Закончила 7 классов непхаевской сельской школы. Училась хорошо. В семье были отец, мать и двое детей. У Марии была младшая сестра. Детство прошло на хуторе Сашенков. Когда пришла война, Марии было 14 лет, а младшей сестре 9.

Отец ушёл на фронт, дети остались с мамой и бабушкой. Отец Першин Роман Никитович (1899–1945гг.), сержант. Дошёл до Берлина. К сожалению, домой так и не вернулся, в 1945 году скончался в госпитале от полученных в боях ран.

В 1942 году на хутор пришли немцы. Оккупировали поселения, отобрали еду, скотину, дома. Из близлежащих хуторов и сёл, таких как Шахово, перегнали переселенцев. В каждом доме могло быть до 20 человек. Был голод и холод. Спасал камыш, который можно было нарвать и топить им печь. Часто немцы ходили по домам и отбирали молодых девушек, которых отводили к главному коменданту, заставляли на них работать.

Брат подруги Марии Романовны служил полицаем. Заставлял её и ещё двух девушек вставать в 6 утра и до восьми вечера работать. Обувать было нечего, испорченную обувь пытались латать из старых шинелей.

Когда пришли наши войска, немцы отступили до села Терновки. Так происходило три раза. Немцы то отступали, то наступали, борясь с нашими солдатами. Люди прятались в подвалах от пуль и бомбёжки. После одного из таких наступлений у семьи Марии Романовны укрылся раненый солдат по имени Фёдор. Ранение было серьёзное – в ногу. Обработать рану было нечем.

Пытались оказать помощь подручными средствами, перевязывали ногу два раза в день, своими остатками одежды и косынками, ходили стирать к ручью, чтобы немцы не заподозрили, прятали кровавые перевязочные косынки под грудой другой одежды.

Когда немцы ходили по домам, прятали солдата под периной. Он выжил и вернулся к своему отряду. После очередного освобождения этих поселений в селе Непхаево, в яру, в палатках был организован полевой госпиталь, куда свозили раненых.

Майор забрал нескольких молоденьких девушек, в том числе и Марию Романовну, для оказания помощи пострадавшим. Они ходили за водой, поили раненых, помогали при операциях. Обезболивающих не было, наживую ампутировали руки и ноги. Мария с другими девочками выносили ампутированные конечности. Госпиталь пробыл там около двух недель. В тех местах была передовая военных действий, стояло очень много военной техники, танки и «Катюши». 

Со своей подругой Ольгой Ильиничной Суворовой и другими девушками помогали рыть окопы в селе Лучки. Окопы рыли ночью, а днём прятались от пуль, в этих же сырых и холодных окопах. Если кто‑то из девушек высовывал голову, могло запросто задеть, и так многие погибали. Там девчат в котелках кормили супом или кашей. В таких условиях сырости и холода образовывались раны и язвы, которые воспалялись и гноились.

Когда закончилась война, Марии было 18 лет. Нечего было есть и нечего было надеть. Дома сгорели. Из старых шинелей, из брошенных палаток шили юбки и рубашки, другую одежду.

На хуторе остались три старика, которые поднимали и восстанавливали поселения. Юным помощникам раздавали мешки и отправляли на склад в село Сажное за семенами. Когда девушки приносили семена, перебирали до глубокой ночи. Маленьких детей оставлять было практически не с кем, справлялись как могли.

Начали подготавливать поля к посеву. Перекапывали землю лопатами. Из скотины было два вола, которых использовали на полях. Молодые девушки сами боронили землю. Урожай удался на славу. Теперь каждый должен был работать и вносить свою лепту. Жали урожай серпами. Жать Марию научила мать. Жатва происходила днём, а ночью вязали снопы.

Есть было нечего, ели траву. У многих были вши. Тем не менее, все стояли друг за друга, жили одной большой семьёй. Начали строить хаты. Строили все вместе, человек по 20 — и женщины, и дети, сегодня — одному, завтра — следующему. В ход шли камыш и глина. Женщины сами делали замес.

Однажды мама ездила за картошкой в соседнее поселение, где у людей всё было не так опустошено как на х. Сашенков. Это был настоящий праздник. Сварили картошку, каждому по две штуки, маме, бабушке и двум девочкам. Бабушка пыталась отдать матери одну картошку, говоря, что в молодости наелась, а дочери нужны силы, ведь она и за мужика, и за бабу. 

Мария с мужем. Жизнь на х. Сашенков Мария с мужем. Жизнь на х. Сашенков / Фото: Архив Алины Чистяковой

В 1950 году Мария Романовна вышла замуж за ветерана войны Волошенко Ивана Давыдовича — 1928 года рождения, родом он из села Журавка Прохоровского района. В браке родилось двое детей. Трудились в колхозе имени Будённого на хуторе Сашенков. В 60–70 годах хутор Сашенков процветал. Там был огромный коровник, овцы, бахча.

К сожалению, в 80-х годах хутор расселили. В основном все перебрались в село Смородино. Марии Романовне дали квартиру. С мужем они продолжили работать в колхозе теперь уже села Смородино. Мария Романовна всю жизнь, с малолетства и даже после выхода на пенсию, трудилась. Последние годы своей трудовой деятельности работала в колхозной столовой, а затем в школьной столовой.

Сейчас Мария Романовна живёт в селе Смородино. За ней присматривает её дочь Нина Ивановна Сивцева. Марии Романовне 93 года. Имеет медаль «За доблестный и самоотверженный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», награждена медалью «Ветеран труда».

Алина Чистякова, ведущий библиотекарь смородинской сельской библиотеки

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×