Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
14:10, 22 ноября 2018

Журналист обозначила абсурдные моменты закона о защите детей от вредоносной информации

Журналист обозначила абсурдные моменты закона о защите детей от вредоносной информацииФото: pixabay.com
  • Мнение

Ситуация с 17-летней школьницей из Екатеринбурга, которая не смогла купить сборник стихов из‑за маркировки «18+», заставила обратить внимание на недоработки в официальном документе.

Кто бы мог подумать, что стихотворения Есенина, Бродского и Маяковского окажутся под запретом. Тут строки Владимира Владимировича как никогда в тему: «Кто шагает правой? Левой, левой!» К нашей стране это очень подходит. Причём, советский строй давно уже почил в бозе, но идеология осталась. Вот что значит гены: сказали левой, вот и шагай молча, не разговаривай, даже если это противоречит всем принципам и логике.

В чём суть проблемы: школьница из Екатеринбурга, вооружившись списком литературы, который получила в школе, отправилась по книжным магазинам. Однако её поход оказался неудачным. Приобрести произведения вышеназванных авторов не удалось, поскольку на книгах стояла маркировка «18+», а девушке всего 17 лет.

По требованию федерального закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» до начала оборота на территории Российской Федерации информационную продукцию маркирует издатель с участием экспертов. По логике, этот закон должен ограждать наших детей от негативной информации, которая поступает из Интернета, видеофильмов. К тому же она не пришла за «Лолитой» Набокова, а за сборниками стихотворений. Знаете, какое ключевое слово? Сборник. Наверняка, в них собраны произведения разных периодов, в том числе и те, которые «причиняют вред здоровью». А продавцу лишь оставалось соблюсти федеральный закон о защите детей от вредной информации. Не известно, что ещё было бы, продай магазин 17-летней книгу с маркировкой «18+», родители той же школьницы могли бы обратиться с заявлением в прокуратуру о правонарушении, и компанию ждал бы штраф, сумму которого недавно заметно увеличили — до 50 тыс. рублей с юридического лица.

Кстати, девушке предложили приобрести другие сборники стихов, специально предназначенные для школьников. То есть, получается, ученица специально выбирала те сборники, в которых содержится нецензурная лексика. Это какой‑то абсурд. Разве лирикой Есенина можно кого‑то удивить в наши дни? Они такого на разных сайтах насмотрелись, начитались и наслушались, что их, кажется, уже ничем не удивишь.

Но если серьёзно подойти к этому закону, то в ст. 5 ФЗ чёрным по белому написано, какую информацию принято считать причиняющей вред здоровью ребёнка: «информация, представляемая в виде изображения или описания жестокости, физического и психического насилия, преступления; вызывающая у детей страх, ужас или панику, в том числе представляемая в виде изображения или описания в унижающей человеческое достоинство форме ненасильственной смерти, заболевания, самоубийства, несчастного случая, аварии или катастрофы и их последствий; содержащая бранные слова и выражения, не относящиеся к нецензурной брани». Однако во многих классических произведениях содержится такая информация. Но чтобы дети поняли: где хорошо, а где нет, пояснит педагог. Но для того, чтобы понять, нужно прочесть. Но прочесть нельзя – маркировка. Замкнутый круг.

Под запрет попали не только сомнительного свойства фильмы, сайты, компьютерные игры, но и произведения русской и зарубежной классической литературы, которые, между прочим, входят в школьную программу. Понятно, что когда Госдума РФ принимала соответствующий закон, то парламентарии хотели оградить детей от нехорошей информации. И тут вряд ли можно что‑то возразить — дело благое. Но под закон подпадает список художественной литературы (включая дополнительную), утверждённый ещё Министерством образования и науки РФ. Он фактически не меняется из года в год. С ним как быть?

Действующий закон распространяется и на библиотеки. Например, в нашей центральной районной библиотеке его соблюдают. Как нам пояснили специалисты, ребёнок может записаться во взрослую библиотеку при наличии паспорта. Однако книги ему можно брать только с тех стеллажей, где указана маркировка «14+». В остальных случаях выдача книг происходит только в присутствии родителей или законных представителей.

Кстати, в практике библиотекарей были случаи, когда родители предлагали для чтения книги своему ребёнку, а специалисты отговаривали их, потому что в современных детективах содержатся сцены насилия, убийств и прочая негативная информация. Родители и дети прислушивались к мнению библиотекарей и делали выбор в пользу других, менее «агрессивных» произведений.

Кто ищет, тот всегда найдёт. Тот же Интернет подросткам в помощь, захотят – прочтут. Но всё же интересно, как быть со школьной программой? Если строго следовать букве закона, то так дойдём до того, что русские народные сказки в детских садах запретят читать. Ведь там Лиса в итоге съела Колобка, Соломинка переломилась, Лапоть утонул, а Пузырь лопнул. Знаете, что меня успокаивает, что я училась в советской школе и никто в те времена не боялся подорвать мою нежную психику. Да не только мою, но и миллионов советских людей. Большая часть выросла из них нормальными, адекватными людьми. Кого сегодня растим? 

1
Комментарии (0)
Древовидный вид
Новые
Популярные
Компактный
Цитаты (0)
Контекст
Создать свой виджет
О сервисе
Войти
Обсуждение закрыто
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×