Победа31

Александр Овсянкин из Строителя - о том, как почти полвека назад принимал участие в стройке БАМа

6 июля , 08:00ПроектыФото: Клим Романов

Участник строительства БАМа ныне возглавляет местную организацию Всероссийского общества слепых.

Колёса диктуют вагонные / Где срочно увидеться нам / Мои номера телефонные / Разбросаны по городам… Эту некогда популярную песню пели в СССР практически все поколения молодёжи, отправляющиеся на ударные комсомольские стройки. Одной из главных смело можно назвать БАМ.

Молодые люди со всех уголков необъятной страны, движимые романтикой, ехали в те заповедные забайкальские края, чтобы оставить яркий след в истории. И сегодня, почти полвека спустя, населённые пункты Байкало-Амурской магистрали напоминают об их «прародителях».

- Они оставили после себя яркий след, - рассказывает участник строительства БАМа, ныне возглавляющий местную организацию Всероссийского общества слепых Александр Овсянкин. – Новый Уоян строила Латвия, Улькан – Азербайджан, Кунерму – Грузия, станцию Ангоя – Литва, посёлок Кичера – Эстония, город Северобайкальск – Ленинград, столицу БАМа Тынду возводила Москва. Представляете, практически все республики внесли свой вклад в эту всенародную стройку! И что любопытно, каждый посёлок возводился в определённом стиле: например, те, что строили прибалты, отличались заострёнными крышами, ровно как в самой Прибалтике.

Сам Александр Георгиевич – уроженец города Улан-Удэ. Родители родились в этих забайкальских местах. Официальной датой начала строительства Байкало-Амурской магистрали считается 27 апреля 1974 года, когда на XVII съезде ВЛКСМ объект был объявлен Всесоюзной ударной комсомольской стройкой и первые отряды комсомольцев отправились покорять тайгу.

Повсеместно стали разворачиваться палаточные городки, и Овсянкины «бросили якорь» в посёлке Кичера. Первой за романтикой отправилась родная тётя нашего героя Инна Андреяновна, затем – отец, Георгий Андреянович. Целыми вагонами приезжал народ!

Эти молодые, амбициозные, заражённые «вирусом приключений» парни и девчонки начали просекать нетронутую тайгу. Прорубали улицы, расчищали места под будущие амбулаторию, школу, контору и закладывали эти первые строения.

Это чуть позже уже на стройку стали поступать немецкие железные вагончики, более-менее комфортные для проживания. И первая улица, которой присвоили название Таёжная (что уж тут мудрствовать!), пролегла сквозь вековые кедры. На ней как раз жила семья Овсянкиных.

- Я отчётливо помню этот момент, - рассказывает Александр Овсянкин. – Отец с тётей были в числе первопроходцев. А мы с мамой первое время жили с её родителями недалеко от Улан-Удэ. В 1979 году поехали к отцу в тайгу. Какова была радость, когда нашей семье выделили такой отдельный вагончик.

Те края всегда отличались большими снегами, но сколько наметало в тайге – видавшие виды поражались. Бывало, приедет поезд, а его и не видно из тоннеля, который прорубали в снегу, только дымок от трубы поднимается. А какие морозы стояли! Когда выключался свет, почти моментально замерзала вода. Но никто не стонал, не роптал, ведь это был их осознанный выбор!

- В тот же год, как мы приехали на БАМ, - вспоминает наш собеседник, - я пошёл в школу. В классе было всего 10 человек. А первый выпуск – и вовсе трое! На стройку ехали представители всех национальностей, соответственно, и дети их учились вместе. Эстонцы, поляки, украинцы, осетины, грузины, буряты…

Александр Георгиевич воспроизвёл интересный случай. Приехал как-то на БАМ, к ним в посёлок французский или испанский журналист. Первым делом спрашивает удивлённо: мол, как же вы тут обходитесь без межнациональных трений? На что тут же получил ответ: мы этот вопрос решили в 1917-м году. Сегодня всё это, конечно же, вызывает улыбку. А тогда такое явление именовали дружбой народов, и все ею гордились.

- Кто-то, возможно, ехал туда и за длинным рублём, - предполагает Овсянкин, - но большинство было одержимо романтикой, жаждой новизны и желанием что-то сделать для своей страны.
Фото: Архив Александра Овсянкина

Первый поезд пришёл в Кичеру 12 декабря 1980 года. По этому случаю, как полагается, было уложено «серебряное звено». К тому времени наш собеседник уже вовсю занимался в художественной самодеятельности, пел в детском хоре, и порядком поколесил по БАМу. Посчастливилось побывать даже в самом большом тоннеле – Северомуйском, протяжённость которого превышает 15 км.

Ну, а когда в 1986-м окончил школу, поехал поступать в Восточно-Сибирскую академию культуры и искусства, на самый распространённый факультет – культурно-просветительской работы, с дипломом которого спустя четыре года он начал трудовую карьеру в новом ДК в качестве художественного руководителя. Там же женился, и спустя год у молодой семьи появилась на свет дочь Дарья.

Но романтика романтикой, а когда-то всему приходит конец. Овсянкин-старший попал в программу по переселению, и, имея право выбора, городу Шебекино предпочёл тихий Строитель, куда перебрался в 1991 году. Это было тяжёлое время: приказал долго жить не только СССР, но и многое из того, что с ним было связано. В 1995 году сюда же вместе с семьёй приехал и Александр Георгиевич.

Фото: Архив Александра Овсянкина
- Строитель стал для меня второй родиной, - утверждает наш собеседник. – 27 лет жизни прошли уже здесь. Поначалу пришлось электромонтажником поработать, дочь маленькая на руках была, требовалось элементарно выживать.

Ну, а в культуру он всё-таки вернулся спустя время. Как раз начинали строить новый ДК в Строителе, местные артисты «квартировали» в кинотеатре «Юность». Александр Георгиевич в то время работал уже педагогом дополнительного образования, вёл у ребят резьбу по дереву, параллельно и в третьей школе преподавал. Но то, чему он учился и что любил, не отпускало. Посему и в новом ДК он успел поработать. Ровно до тех пор, пока не возглавил в районе местное отделение общества слепых.

Фото: Архив Александра Овсянкина

До того момента у яковлевцев не было своей организации. А сейчас она есть, активно работает, в том числе благодаря настойчивости и энергичности Александра Георгиевича, которого члены этой организации выбрали своим лидером. За последние годы ячейка выросла ровно вдвое. И благодаря ему и его активу эти обделённые здоровьем и судьбой люди не чувствуют себя в округе «за бортом».

Кстати, супруга Овсянкина Ольга Владимировна, ныне работник торговой сферы, на БАМе работала киномехаником, привозила и крутила строителям фильмы. Живы и в сообразности со своим возрастом здоровы мама нашего героя Зоя Нефёдовна, которой сейчас 77 лет и которая трудилась на БАМе в системе бытового обслуживания.

Видео: Василий Сафонов

И тётя Инна, возглавлявшая там плановый отдел в известном на всю страну СМП-608, она вовсе отметила своё 83-летие. Представляете, сколько нахлынет воспоминаний о тех годах, возможно, лучших в их общей биографии, когда они соберутся вместе…

Подпишись на «Победа 31» в Яндекс.Новости. Обсуждай новости и истории, пиши комментарии, направляй предложения в группах «Победа 31» в соцсетях ВКонтактеОдноклассникиTelegram.