Победа31

История четырнадцатая. Непридуманная история на ковидную тему

27 ноября 2021, 13:00ПроектыФото: pexels.com

Наша постоянная читательница Вера Виссарова из Белгорода рассказала о том, как сейчас врачам очень нужна поддержка.

Этой историей с редакцией поделилась наша постоянная читательница Вера Виссарова из города Белгорода.

— Хочу поделиться, как в наше время себя чувствуют матери врачей, борющихся со страшным врагом под названием КОВИД-19. Конечно же, в первую очередь, горжусь своей дочерью, но и беспокойства немало.

Вот твой ребёнок спешит на очередной вызов. Он едет не в карете «скорой помощи», поэтому мигалки нет. А значит, все пробки его. И водитель, конечно же, старается как можно быстрее объехать пробки, чтобы успеть доставить врача к пациенту. Но не всегда это получается быстро.

Вот уже твой ребёнок добрался до нужного дома, и звонит в дверь к пациенту. Но его встречает разгневанный амбал на две головы выше врача и набрасывается с кулаками и криком: «Почему так долго? Я уже столько времени жду. Вас всех врачей поубивать надо!»

Пациент, видимо, и не ведает, что мой ребёнок до приезда к нему совсем не пребывал на Мальдивах за бокалом мохито. Мой любимый врач спасал такого же пациента как он, и, я уверена, что спас.

А разгневанный пациент всё громче кричит и машет кулаками перед лицом моей девочки. Врач пытается извиниться, объяснить, что у него очень много вызовов, а врачей, увы, всё меньше и меньше. Ведь они, как оказалось, тоже могут заражаться страшной болезнью под названием КОВИД-19. Поэтому мой ребёнок должен успеть ко всем, кто ждёт сегодня её помощи, а это так сложно…

Врач пытается успокоить больного и предлагает уже, наконец, начать осмотр. Так давно заведено, что доктор сталкивается не только с недугом, но и с реакцией пациента на его болезнь: страхом, унынием, отчаянием. Порой агрессия изливается прямо на врача. К сожалению, избиения докторов пациентами – это вовсе не такая уж редкость в России….

Мой ребёнок заканчивает осмотр, выписывает необходимые лекарства, подробно поясняет, как правильно их употреблять.

«Да иди ты на х… с этими лекарствами! – вопит разгневанный пациент, — вы так и ждёте, когда мы все тут передохнем! Всякую фигню в нас пичкаете. Вон знакомый моего знакомого советов такого же, как ты, врачебного шарлатана наслушался, и выпил то лекарство. У него голова болела весь день. Вы, врачи, разве что‑то сейчас соображаете в медицине? Накупили себе дипломов и ходите, людей убиваете». 

Я бы, если честно, на месте другого накричала бы на такого гражданина. Сказала бы, «зачем ты меня тогда вызывал, если не веришь ни во врача, ни в лекарства?». Но мой ребёнок этого не сделает. Она будет терпеливо объяснять необходимость медикаментов разгневанному, но больному организму напротив себя.

Дочь не покупала диплома. В 2012 году она с успехом поступила в Харьковский медицинский университет. А уже через год имела сертификаты от министерства здравоохранения Украины. Мой ребёнок на втором курсе участвовал в научных конференциях. До сих пор эти сертификаты висят у нас на стене. Но в 2014 году случилась революция на Майдане.

И учительница русского языка Харьковского медицинского института сообщила всем российским студентам, что они не смогут закончить своё обучение на Украине. А те, кто всё‑таки закончит, останутся работать в Харькове. После этого разговора обучение русских студентов стало настолько дорогим, что не каждый человек его потянет. Мы люди небогатые. Не потянули. Дочь сильно плакала, когда мы её забирали из Харькова, потому что она хотела учиться дальше.

Её приняли в Курский мединститут. И дочь с успехом его закончила. Потом прошла ординатуру. Имеет пять дипломов, два из которых красные. Я считаю, что мой рёбенок — врач по призванию. Ещё в три года её любимой книгой была анатомия 8 класса. Не потому, что в доме не было детских книжек. Они были. Но ребёнка очень интересовали человеческие органы и их расположение. И тут, с такими интересами, уж понятно, или в маньяки подаваться, или во врачи. Дочь выбрала последнее.

Когда училась в школе, все одноклассники уже знали, кем она станет. И даже на выпускном вечере, когда они писали друг другу послания на память, не забыли пожелать моей дочери осуществить свою заветную мечту — стать доктором. Мой ребёнок осуществил мечту. Она спасает жизни…

Провожая моего ребёнка до дверей, нерадивый пациент всё ещё кричит ей вслед: «Шарлатаны! Когда вы все сдохнете? Только наживаетесь на нас». А мой ребёнок уже быстренько спешит по лестнице вниз. Ведь у неё ещё 40 вызовов. Надо успеть к каждому, выслушать, помочь, спасти. И не дай Бог ей не успеть. Не дай Бог приехать и услышать, что больной умер.

Каждая смерть пациента для моего ребёнка равносильна смерти близкого родственника. Я мать, и знаю это. Да, она, конечно же, понимает, что пациент сам запустил болезнь, поздно обратился к врачу. Трудно остановить вирус, если он уже попал в лёгочную ткань. Но как смотреть в глаза родственникам пациента, который умер, не дождавшись врача? Поэтому она всегда старается успеть.

А вечером мой ребёнок рассказывает маме по телефону, в каком бешеном ритме прошёл её день. Покушать в обед опять не успела. «Ну, некогда, мам, прости», — говорит мне ребёнок в трубку. И я, эгоистка такая, в этот момент переживаю не за её пациентов, а за своего ребёнка. Как так не поела‑то? Целый день голодная бегала! Очень боюсь, что заболеет страшной болезнью под названием КОВИД-19. А впрочем, она уже три раза его перенесла. Врачам от этого никуда не деться.

«Всё, мам, извини, буду спать. Завтра рано вставать, и снова в бой», — говорит мне дочь и кладёт трубку. А я не сплю. Я долго молюсь перед иконой Богородицы. Прошу, чтобы она оберегала моего ребёнка от болезней и невзгод, от смертей и от жестоких людей. Ещё прошу о здравии и перечисляю имена своих знакомых врачей, которые, борясь за жизни пациентов, сейчас сами лежат в тяжёлом состоянии, поражённые страшным врагом под названием КОВИД-19…

Да, мой ребёнок и его коллеги всего лишь врачи, и не меняют историю. Они делают своё дело, спасают вас, ценой собственной жизни. Врач – воин. А правило такое: пациент — личность страдающая. Посему, жалуется на свои болезни, страхи и тревоги, причём всевозможными способами. Врач же внимательно проводит осмотр, не обращая внимания на психические реакции пациента.

Главное — поставить правильный диагноз. Ибо правильный диагноз – первый путь к выздоровлению. Второй путь – верно подобранное лекарство. И как бы врачу тяжело не было морально и физически на тот момент, он от этих правил не отступится. Но врач – человек! И ему ничего не чуждо человеческое — боль, страх, печаль, обида…

Сейчас врачи трудятся в бешеном ритме, спасая нас. Нагрузка на них просто огромнейшая. Порой совсем не думают о себе. Недосыпают, недоедают, фактически не видят семью. Я, конечно же, понимаю людей, которых поразил страшный вирус. Ждёшь врача, а его нет. Злишься, чувствуешь себя забытым, никому не нужным. Думаешь, «эти эскулапы ничего не делают, чтобы мне помочь, только деньги получают». 

Дорогие мои, зная свою дочь и её коллег, хочу заверить вас, что это не так. И пока коронавирус свирепствует, врачи будут стоять за вас до последнего.

Хочу попросить вас, мои земляки-белгородцы, вот о чём. Если, не дай Бог, вы заболели и вызвали врача, а тот долго не идёт к вам, помните, что он сейчас вытягивает из лап смерти какого‑то пациента. А если в вашу дверь постучит моя дочь или другой врач, который тоже ведь чей‑то ребёнок, не набрасывайтесь на них с кулаками. Врачам, так же как и вам, сейчас очень нужна поддержка.

Авторы:Анна Панченко