Победа31

Он оказался нужен только маме. Как живёт ветеран боевых действий Юрий Сиваков с х. Весёлый

21 августа 2021, 13:00ПроектыФото: Василий Сафонов Юрий Сиваков с мамой Тамарой Николаевной

Тамара Николаевна рассказала журналисту сетевого издания «Победа 31», как война в Чечне в один миг разделила жизнь её сына на «до» и «после».

Этого человека в Быковской территории знают и уважают многие. Каких‑то пару десятков лет назад он здесь рос, учился. И с самого детства мечтал стать военным. После восьмого класса поехал поступать в Калининград в военное училище. Но не получилось… Юноше предложили вернуться, но только чуть позже, после 10 класса. 

Отказываться же от своей мечты Юра Сиваков не собирался. И поэтому отправился в Ленинград в мореходное училище, а после – практиковаться на Север. Юность была очень насыщенной. Стал мастером спорта по лыжам, работал механиком, первым штурманом, капитан-механиком на теплоходе. Служба на гражданском флоте ему очень нравилась. Об этом говорят и чёрно-белые фотоснимки, которые бережно сегодня хранит его мама Тамара Николаевна

А потом в один миг счастливая жизнь оборвалась. Потому что Юра в 21 год отправился на срочную военную службу в Чечню. Сказал грозно маме: «Я что, не мужик что ли? Поеду!» И отправился в самое пекло в составе артиллерийского полка на первую чеченскую войну. А потом и вторую…

Фото: Анна Панченко

Война, которую Россия вела с боевиками и правительством самопровозглашённой республики, унесла несколько десятков тысяч жизней. Точные цифры неизвестны до сих пор.

Молодые ребята, которые ехали в боевой машине, не представляли, что их ждёт впереди. Ещё совсем юнцы, только после учебки… Их никто не спрашивал. Приказ, команда, и ты уже в походной колонне едешь на войну. А потом перевалы, бесконечные горы, беспрестанная стрельба, суматоха, неразбериха полная, раненые товарищи. Куда бежать, что делать, когда кругом стреляют?! Было страшно!

Это отпечаталось в памяти Юрия Сергеевича навсегда. А ещё, как боевики вырезали за ночь целую деревню. Ребята видели, как эти люди убивают своих и злились, они не понимали, зачем эта война. И, к сожалению, не оторвать и не вырвать эти воспоминания уже никогда. 

Фото: Анна Панченко

Да, сегодня не будет красивых историй про чеченскую войну. Война — это грязь, и поэтому про неё не расскажешь красиво. А ещё это боль. Огромная и бесконечная, бескрайняя. И эти слёзы порой у нашего сегодняшнего героя не унимаются до сих пор. Он не может без них смотреть на те самые фотографии с бойцами, иногда и говорить об этом. 

Из горячих точек люди возвращаются сильно изменившимися. И с этим можно только примириться. Ребята видели вживую то, о чём мы имеем представление лишь по сведениям, почерпнутым из книг и телевизора.

Кстати, в перерыве между первой и второй войной Юрий Сергеевич успел поработать в водной милиции на катере. Обзавёлся семьёй, у него родился сын. Казалось, что жизнь получила второе начало. Помнит, что в 1995 году за спасение командира ему хотели дать награду, но он от неё отказался и попросил всего лишь отпуск. 

Но тут снова война. Снова бой, машина взорвалась, разлетелись тысячи осколков, он потерял сознание. И очнулся лишь тогда, когда бой окончился. Товарищи уже думали, что Юра погиб.

Фото: Анна Панченко

Чудо, скажете? Нет. Потом была страшная врачебная ошибка, которая перечеркнула всю его жизнь. Вовремя не обнаружили контузию. И лишь спустя некоторое время, когда Юрий Сергеевич попал на операционный стол после ДТП в такси, где он сильно ударился головой, медики обнаружили необратимые последствия в головном мозге и те самые осколки. 

Годы шли. Позади пять операций. А Юрий Сергеевич всё также не может вернуться к нормальной жизни. Мама Тамара Николаевна забрала его к себе на хутор Весёлый, потому что его семья решила, что такой папа им больше не нужен. 

Женщина в 56 лет села за руль, чтобы помогать сыну. Вместе они заново учились ходить, различать право и лево, даже солить пищу. 

Каждые три месяца он отправляется в госпиталь для ветеранов в Шебекино на реабилитацию. А в остальном вся его жизнь сегодня – это кровать, кухня, небольшие прогулки в дворике у дома, да воды налить курочкам. А по ночам – он опять «стреляет», опять вспоминает о войне, о тех днях…

Конечно, множественные операции наложили свой отпечаток. Такое не проходит незаметно. Многое стёрлось из памяти, забылось. Да и слабое здоровье не позволяет участвовать в общественной жизни. 

Фото: Анна Панченко

Но они ждут и надеются на лучшее. До сих пор. Мама и её любимый сын. Надеются, что скоро состоится очередная важная операция, которая пока тормозится из‑за пандемии. Надеются, что маме удастся съездить в военкомат в Сургут, откуда его призывали, чтобы восстановить по крупицам всю информацию об участии Юры в этой войне, узнать, какие у него были награды. Надеются, что смогут восстановить связь с сыном Юрия, которому скоро 19 лет. 

«Он живой, мы вместе, и это самое главное. Уже столько всего пережито…Все беды, радости и горести вместе», — пытается улыбаться сквозь слёзы Тамара Николаевна и прощается с нами. 

Про войну нужно говорить просто и честно. И молчать нельзя. И сейчас, после того как о чеченской войне сняты десятки фильмов, написаны сотни книг, мы снова вспоминаем о ней. Раны не зализаны. Но герои, которыми мы можем гордиться, живут среди нас. И один из них – ветеран боевых действий Юрий Сергеевич Сиваков с хутора Весёлый. 

Авторы:Анна Панченко