Победа31

С глаз – долой! Почему всё больше людей в современном мире предпочитает «уходить в себя»

21 июля , 08:14ОбществоФото: pexels.com

С одним таким случаем к нам в редакцию обратилась мать довольно взрослого молодого человека, начисто прервавшего связь с внешним миром.

Побыть наедине с собой

«Ушёл в себя – буду через 15 минут!» - любил говаривать мой знакомый, которому периодически после очередного стресса на работе требовалось на некоторое время замкнуться и побыть наедине с собой, дабы окончательно не свихнуться от той нагрузки, которая на нём оказалась. Это было неким решением проблемы вечного стресса. И хорошо, что была найдена такая «скорлупа», иначе мой товарищ совсем плохо закончил бы свой карьерный путь, оказавшись где-нибудь в психиатрической клинике.

Но не, как видно, все так могут «уходить в себя», пусть и на короткое время. По крайней мере нам знаком другой случай, когда один руководитель, после многочисленных ежедневных накачек у своего начальства, оказался в глубокой депрессии и соответственно стал пациентом известного диспансера, именуемого в народе «дуркой».

«Я б в отшельники пошёл…»

Помните нашумевшую в своё время историю Лыковых, добровольно обрекших себя на затворничество в глубокой красноярской тайге. Но это был их выбор в связи со свершившейся революцией в России, желание уйти, наверное, от перемен, которых они не разделяли. Отшельники потеряли счёт времени, не знали, что в стране давно «строят социализм», когда их обнаружили, и никак не хотели возвращаться в новый мир.

А вот сегодня, в 21 веке, цивилизованный мир переживает новое явление: отшельничество в его совре­менном виде - социофобии. Всё больше людей становятся ярко выраженными социопатами, кому претит окружение и кто готов закрыться надолго – если не навсегда – в своей «скорлупе».

С одним таким случаем в редакцию обратилась мать довольно взрослого молодого человека, начисто прервавшего связь с внешним миром. По рассказам отчаявшейся женщины, сын днями напролёт пролёживает на диване, не работает, не читает и не смотрит телевизор, даже перестал пользоваться компьютером, редко выходит из своей комнаты, только по необходимости. И не реагирует ни на какие уговоры.

Живут мать с сыном вдвоём, и женщина не беспочвенно опасается, не разрастётся ли безобидное решение до опасной черты безделья и, ещё хуже, психического сдвига. Было бы парню лет 14-16, можно было бы многое списать на юношеский максимализм, непокорность, бушующие гормоны и т.п. Но мужику-то – 28!

Сравнивать заперевшего себя в собственной комнате, скажем, со святым Сера­фимом Саровским, который тысячу дней мо­лился Богу, стоя на коленях на голом камне, мы, конечно, не стали. Но несколько вопросов маме задали.

Как выяснилось, мальчик ещё в школе отличался определённой замкнутостью. Не тянулся к сверстникам, не ходил на школьные вечеринки, сторонился компаний. Отмечались и сложности во дворе не только с мальчишками, но и девчонками. Это ли не первые признаки социопатии, подумалось нам.

Дальше – лучше не становилось. По окончании школы парень не захотел никуда поступать. Забрали в армию, а через полгода комиссовали – что-то там произошло, о чём он вообще не хочет разговаривать. Но будто вернулся другим человеком. Ещё больше изменился, замкнулся. И эта история продолжается несколько лет.

Когда ещё пользовался компьютером и Интернетом, познакомился в Сети с неплохой девушкой. Та даже пару раз приходила к ним в гости. А потом и она исчезла.

Рассказывая грустную историю своего единственного сына, которого она вырастила без отца, женщина то и дело смахивает слёзы. И что тут можно посоветовать женщине?

На шее у родителей?

Почему-то «родоначальницей» этого явления считается Япония. Именно там, на границе тысячелетий 14-лет­ний подросток, вернувшись из школы, заперся в комнате и больше оттуда не выходил. История получила огласку в СМИ. Оказа­лось, что мальчишка покидал комнату только раз в полго­да, чтобы помыться. Это явление в Японии на­звали хикикомори. И оно давно стало массовым.

В настоящее время число хикки в Японии - тех, кто не учится и не работает, - резко выросло и давно перевали­ло за 700 тысяч. По официальному определению Минздрава Японии, хикки - те, кто безвылазно сидят в своей комнате по полгода. Непонятые, не принятые в своё время сверстниками, не способные сделать в жизни самостоятельный выбор, не говоря уже о работе, молодые люди сидят на шее у родителей, а за едой к холодильнику выходят по ночам, когда их никто не видит.

Говорят, психологи озадачены этим явлением и видят его истоки в 70-х годах. Более прагматичные связывают с массовой вседозволенностью в япон­ской педагогике. В итоге к 90-м выросло «непоротое» поколение, не способное социализироваться: жизнь с её сложностями, барьерами и естественными запретами кажется им невыносимой.

Сегодня проблема уже обнажилась и в ряде других стран, например, Южной Корее, Испании, Италии, Франции, США. Общественность бьёт тревогу: первому поколению затворников сейчас больше сорока лет. Время бежит быстро, остаётся неясным, что они будут делать, когда им самим будет по 60, а родители уже уй­дут из жизни... В Японии проблему обозначили как «Вызов 2030 года».

Мы – не Европа и не Штаты, в России всегда царили свои нравы, свои традиции, устои. Но затворничество глубоко проникло и в нашу среду. Те дети, которые с малых лет помогали родителям, работали на пришкольных участках во времена социализма, привлекались полоть свёклу и собирать урожай, уже не выросли тунеядцами. А вот те, которых «без разрешения родителей» запрещено привлекать вообще к какому бы то ни было труду?

Разве мало примеров, когда некоторые семьи стремятся практически дорастить ребёнка до пенсии? Разве мало у нас сегодня 40-летних «детей», которые по полдня сидят в соцсетях. Многие и не дума­ют зарабатывать, зато, объедая родителей, умеют выразить своё презритель­ное отношение к бренному миру, да и к родите­лям заодно…

Специалисты волнуются не на шутку

Ряд учёных, на наш взгляд, объективно оценивающих происходящее, склонны считать, что в основе всплеска этого социального феномена лежит... эгоизм, навязанный телеящиком и обществом потребления в целом. Всё бы ничего, но, как утверждают врачи, одиночество способно приводить к психическим расстройствам вроде тяжёлой де­прессии и тревожности, вплоть до склонности к суициду. Впрочем…

- Уход в себя – это нормально. Главное – не заменять внутренней жизнью внешнюю. Всё должно быть в балансе. Погружение в себя полезно для познания истинных целей и для перезарядки. Опасность состоит в возможных проблемах с психическим и физическим здоровьем, - утверждают специалисты.

Не стоит замыкаться в самом себе, если вы почувствовали внутренний дискомфорт, у вас появилось чувство необъяснимой тревоги или вы потеряли уверенность в себе. В такой ситуации нужно постараться как можно больше общаться с близкими вам людьми и вообще больше бывать на людях. Если же человек не нашёл понимания у близких, он замыкается в себе, предпочитает одиночество, считают психологи.

Но есть ситуативная замкнутость, когда эта самая замкнутость является реакцией на некоторые ситуации, с которыми человек сталкивается в своей повседневной жизни. В таких случаях она бывает очень полезна, потому как служит защитой психики от ненужных стрессов. А есть замкнутость вследствие расстройств психики, - это мнение практического психолога, спикера медико-психологического центра «ПсихоМед» Натальи Ведмеш.

– Скажем, социальное отчуждение становится следствием конкретных нарушений психики или нервного расстройства. Причинами замкнутости в данном случае являются такие болезни как аутизм, социопатия, тревожное расстройство личности, шизоидная психопатия. Замкнутость, в таком случае, если она не является осознанным выбором человека, может оказаться довольно неприятной помехой, мешающей вести полноценный образ жизни.

- Сознательное стремление к изолированности - это, пожалуй, самый тяжёлый из всех иных мотивов, который может привести человека и его семью к полной изоляции, к развитию такого психического отклонения, как социофобия и другим плачевным последствиям. Плохо то, что человек, имеющий такой мотив, так или иначе делает созависимым своё ближайшее окружение (родителей, супругов, детей), - это мнение другого психолога, когнитивно-поведенческого терапевта из города Минска Алёны Бондарович.

Журналист Майкл Циленцигер (США) в своей книге «Shutting out the Sun» считает этот синдром посттравматическим стрессовым расстройством (достаточно вернуться к картинкам из детства, которыми поделилась с нами мама заперевшего себя в четырёх стенах молодого человека – истоки следует искать наверняка там).

Не случайно нынешним молодым лю­дям кажется, что при существующих социально-по­литических условиях, когда царят протекцио­низм, циничное стремление к деньгам вплоть до предательства и даже убийства, они никогда, никогда не смогут достигнуть и малой доли того, чего достигли их родители. А может, просто не хотят?

Подпишись на «Победа 31» в Яндекс.Новости. Обсуждай новости и истории, пиши комментарии, направляй предложения в группах «Победа 31» в соцсетях ВКонтактеОдноклассникиTelegram.