Победа31

От слова «бежать»? Как сегодня тема притока беженцев волнует белгородцев не меньше других проблем

12 мая , 08:31ОбществоФото: https://maxpark.com

Всего с начала специальной военной операции в Белгородскую область приехало 62 тыс. человек из Украины, ЛНР и ДНР. Из них осталось жить в области 10,5 тыс. беженцев.

Эти женщины никогда не встречались друг с другом. Но если бы это случилось, им наверняка было бы о чём поговорить. Одна – из солнечного Узбекистана, переехала в город Строитель к детям в конце 90-х. Вторая – появилась в посёлке Яковлево буквально на днях, бежала сюда из соседней Украины.

Что их объединяет, спросите вы? Только одно – судьба предопределила им стать беженцами. Одной раньше, другой – позже, уже в наши дни. Но обе истории преисполнены по-своему трагизма. Впрочем, судите сами…

Страшно было за детей и внуков

Узбекистан, пожалуй, полыхнул первым в 1989-м. Это ещё был Советский Союз, с его мощью и дружбой народов! Но межнациональные проблемы уже тогда всплывали на поверхность: Прибалтика, Нагорный Карабах, Приднестровье. Наша героиня Раиса Романова жила тогда в нашумевшей на весь мир Фергане, работала заместителем декана одного из факультетов местного педагогического института.

Так вот именно в Фергане узбеки начали поджигать дома турков-месхетинцев. Последних в срочном порядке стали вывозить в Россию, предоставлять жильё и работу, и большая часть этих беженцев осела и до сих пор проживает на Белгородчине.

ПРОСТО ЦИФРЫ. Распад СССР застал в национальных республиках за пределами Российской Федерации более 28 млн россиян (в том числе, 25,3 млн этнических русских).

С русскоязычным населением в национальной республике оказалось всё прозаичнее. Их, конечно, не жгли и не убивали, но начали постепенно выдавливать: ввели приоритет узбекского языка, устроиться на работу русским стало невозможно, разве что по сугубо рабочим специальностям. Да что там устроиться – их начали вытеснять со всех хороших должностей в госучреждениях и организациях.

Массовые потоки мигрантов потянулись в Россию, школы и детские сады (при том что в преимущественно европейском городе были и русские, и национальные учебные заведения) стали наполняться местным населением, конфликты на бытовой почве стали вспыхивать на рынках, в магазинах, транспорте.

- Расхожей стала фраза «Уезжай своя Россия!», - с горечью вспоминает Раиса Михайловна. – Внучке предстояло пойти в первый класс, и нам было страшно подумать, что придётся водить её за руку в школу и встречать, настолько небезопасно становилось в городе.

Первыми в их большой семье в Россию подались дети. Им было тогда по 28, они легко нашли работу, временное жильё, внучка пошла здесь в первый класс, а внук – в детсад. Пришлось, правда, помотаться по съёмным квартирам, но статус беженца, а точнее – вынужденного переселенца (был тогда такой для переселившихся из среднеазиатских республик) позволил им получить через несколько лет новую квартиру за счёт Федеральной миграционной службы.

- Когда молодые более-менее встали на ноги, - рассказывает наша собеседница, - перетянули сюда нас. Правда, имея предпенсионный возраст, мы уже не смогли найти работу по специальности, пришлось идти торговать на рынок. Но спасибо России, нам тут и пенсию оформили, мы смогли и работать в меру сил, и выплачивать ипотеку за свою квартиру, так что старость встретили уже под собственной крышей. А это очень важно для тех, кто потерял всё в зрелом возрасте и начинает жизнь практически с нуля.

Вот уже более двадцати лет Раиса Романова живёт в Строителе, выросли, получили образование внуки, имеют хорошую работу. Радуют правнуки, которые практически и не знают о событиях в Узбекистане тех лет и о том, что пришлось пережить их бабушкам и дедушкам. И самое главное – у них нет и не будет в будущем никакого опасения, что их кто-то будет преследовать за русскую речь, за желание просто быть самими собой.

- Когда мы приехали сюда, нам часто задавали один и тот же вопрос: почему вы не сразу оставили Азию и не подались в Россию? – рассуждает наша собеседница. – А мы не бегунки, мы рассчитывали, что всё наладится, и не придётся нам искать лучшей доли в России. Хотя, мои корни в Рязани…

Раиса Михайловна, рассказывая о судьбе своей семьи, особо подчёркивает, что хотя бы тогда они в Узбекистане не ощущали ни обстрелов, ни осад, ни заточения в подвалах, что испытывает сейчас русскоязычное население восточной Украины и республик Донбасса.

Мы с трудом убежали из этого ада!

Кто бы мог подумать, что что-то подобное может случиться у нас под боком, со славянским государством и славянским, родным нам по сути народом! Это же не Средняя Азия с его мусульманским миром, который не во всём может быть нам понятен.

Кстати, о турках-месхетинцах. Именно они, прошедшие все эти коридоры ада, когда жгли их дома, сегодня помогают нашим воинам, ведущим в настоящее время специальную военную операцию на Украине. Целая диаспора, осевшая в одном из приграничных сёл в Шебекинском горокруге, почти каждый день подкрепляет наших воинов то свежей выпечкой, то домашней едой, то горячим хлебом. Не зря считается, добро возвращается…

Спустя три десятка лет после азиатских погромов история повторилась. Впрочем, случилось это не в одночасье. Антироссийские настроения, как теперь уже стало известно, зрели в соседней Украине все эти годы.

ПРОСТО ЦИФРЫ. Всего с начала специальной военной операции в Белгородскую область приехало 62 тыс. человек из Украины, ЛНР и ДНР. Из них осталось жить в области 10,5 тыс. беженцев. Об этом сообщил начальник УМВД по Белгородской области Василий Умнов.

Конечно же, везде к беженцам противоречивое отношение. Но большинство белгородцев с пониманием отнеслось к тому, что наши соотечественники оказались в Украине в невыносимой ситуации – или бежать, или оставаться на свою погибель…

В основном, те, кто осел на Белгородчине, приехали к родственникам. А таких у нас в регионе добрая половина.

В посёлке Яковлево наш постоянный читатель Алексей Сафонов дал приют семье племянницы Оксаны из Харькова. Не без труда им троим (с 3-летним сынишкой) удалось преодолеть госграницу со стороны Украины. Но вот они здесь, и до сих пор насторожены, какое будущее их может ожидать. Оксана и Михаил сейчас оформляют вид на жительство, пытаются найти работу, и строить более дальние планы пока отказываются.

Алексей Андреевич не только предоставил кров родным людям, но и помогает с провизией - благо подвал полон заготовок.

- У меня не только дом на земле, - сказал нам наш верный читатель, - есть ещё квартира. Сердце щемит от вида того, сколько людей сейчас едет оттуда, да с маленькими детьми. Смотрел я на всё это, и предложил местной администрации поселить в моей квартире одну из таких семей. Пусть живут на здоровье, и платить мне за аренду ничего не надо, всё равно простаивает. Я думаю, на моём месте многие так поступили бы...
Фото: https://maxpark.com

Только в Яковлево сегодня пытаются выстраивать новую для себя жизнь 10 беженцев из Украины. Одна чета приехала в соседнее Смородино. Семья Виктора Тарасова приняла под «своё крыло» родную дочь Наталью с внучкой Викторией. Как уточнил сам хозяин подворья Виктор Константинович, дочь вернулась в родные стены. Конечно же, кто, как не близкие люди, окажут поддержку своим в столь нелёгкое время?!

Начальник управления Смородинской территории Марина Вахрушева подчёркивает, что беженцев встретили у них спокойно, без настороженности, Смородино вообще в этом плане очень открытое и радушное село. Девочка уже ходит в школу, где ей оказывают всяческую поддержку.

Мостик длиной в 30 лет…

Вот такой мостик длиною в 30 лет получился у нас. Когда распался СССР, на фоне роста национального самосознания в «братских» республиках стали разгораться межэтнические конфликты. И если в Закавказье и Средней Азии это всё сразу выплеснулось на поверхность, то в Украине, как сейчас выясняется, медленно и верно тлело, соседи все эти три десятка лет готовились к «разводу» с Россией.

Это как в браке: клясться в вечной любви, что называют, есть с руки, принимать подарки в виде дешёвого газа и очень льготных кредитов, благоприятных условий торговли своими товарами на нашей территории, возможности зарабатывать в больших городах т.н. гастарбайтерам и переправлять заработанное домой. Да что там, уж мы-то в приграничье знаем, как сюда везли всё подряд тамошние коробейники, вплоть до водки с колбасой, ходили с баулами по предприятиям и организациям.

И всё в этом браке устраивало. Но до поры, до времени, оказалось. Трудно винить в том простых людей, они ни в чём не виноваты и испытывают ныне наибольшие страдания. Виноваты правители, вставшие на скользкий путь национализма и откровенного предательства общих славянских интересов, общей истории. Россия же взяла на себя нелёгкую миссию освободить Украину и её народ от националистических метастазов, как освободили мир от коричневой чумы в 1945-м наши деды и прадеды.

Беженцы… Какое страшное пронзительное слово! Вероятно, от слова «бежать»? Прочувствовать его способен, очевидно, только тот, кто сам побывал в этой шкуре. Уверены, те, кто в этом качестве приехал сегодня в Российскую Федерацию, по окончании специальной военной операции или вернутся назад, если захотят, или найдут себе применение здесь, на новом месте.

Россия открывает своё сердце всем, кто не желает ей зла. Ну, а со злом… Помните, как сказал когда-то наш великий соотечественник Александр Невский: «Кто к нам с мечом придёт, от меча и погибнет»?

Подпишись на «Победа 31» в Яндекс.Новости. Обсуждай новости и истории, пиши комментарии, направляй предложения в группах «Победа 31» в соцсетях ВКонтактеОдноклассникиTelegram.