Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
13:24, 01 августа 2020
 Роман Ожегов 1163

История девятая. Так ли необходимо домашнее насилие?

История девятая. Так ли необходимо домашнее насилие?Фото: pixabay.com
  • Роман Ожегов
  • Статья

Журналиста сетевого издания «Победа 31» задела «история» знакомого коллеги, который рассказал о своём печальном опыте.

Как‑то наткнулся на дискуссию в популярных пабликах про насилие в семье, и наиболее всего задела «история» знакомого коллеги – Александра П. Ну кого не «прикладывали» ремешком за шалости, скажете вы? Впрочем, дадим слово ему самому, как признался сам Саша, после вспыхнувших диалогов и историй на эту тему, у него возникло непреодолимое желание рассказать о своём опыте домашнего насилия.

1-й класс. Я живу в Литве и одновременно с русским мы в срочном порядке начали учить литовский. И да, я путал буквы двух алфавитов. «Будь внимательнее», — каждый раз говорила мне мама, но я продолжал, например, вместо русской «к» писать латинскую «k» или «i» вместо «и». Мама ругала, но мне так было проще,… особой разницы не видел… И вот очередной диктант и очередная двойка.

Мама вновь отругала меня и заставила переписать текст диктанта 10 раз. Целую тетрадь. В ответ я сказал, что не буду этого делать. И вместо слов я получил ремня. Это был первый и последний случай, когда я до смерти боялся самого близкого мне человека на всём белом свете. Помню (словно это было только вчера), как забился под стол и молил свою маму о пощаде.

Мой мир рушился с каждым ударом. Я не узнавал маму, которая загнала меня в угол. Несправедливость реальности переполняла. Чувство вины выворачивало. Страх получить ещё один удар заставлял скулить.

Мы были не одни в этот момент в квартире. У нас гостила бабушка (мама моей мамы) и, получив первый удар, я побежал за защитой к бабушке. Но она ничего не сделала, оставив всё как есть. Это была катастрофа по всем фронтам.

Помню, как всё же вырвался и убежал к себе в комнату и весь день отказывался от еды. Принципиально. Доказывая себе и окружающим, что не готов принимать ничего от того, кто нанёс мне боль. Больше ни разу никто в моей семье не поднял на меня руку…

Через год мы переехали в Словакию. Там у папиного начальника был сын, мой ровесник — мы вместе ходили в русскую школу и он постоянно рассказывал «небылицы» про то, что творится в их семье. Что папа (очень милый, отзывчивый со мной и моими родителями человек) постоянно дома ругается с его мамой, что он регулярно бьёт пацана за плохое поведение, ставит на гречку в угол за плохие оценки. Я не особо в это верил, пока однажды он не пришёл в школу с кровавыми отпечатками от ремня по всей спине. Лёгкие покраснения от моей порки не шли ни в какое сравнение с тем, что я увидел у Антона (так звали моего приятеля).

Я рассказал об этом родителям и был поражён тем, что они были в курсе. Мама знала о проблемах в семье Антона (об этом ей рассказала мама Антона), но ни она, ни папа так ничего и не сказали отцу Антона.

Антон говорил правду. Он действительно был хулиганом и плохо учился. Его били, потому что он был неуправляем, или он был неуправляем, потому что его били?

Люди после обнародования моей личной истории писали в комментариях и мне в личку про свои примеры домашнего насилия. Я всё больше понимаю, что это жуткая проблема, которую трудно понять и границы которой невозможно охватить. Например, как могут стать жертвой мужчины. Как возможно сексуальное насилие над детьми. Как женщина может терпеть побои мужа. И этих «как» сотни.

Вы можете сказать, что моя история банальна, и насилия тут с гулькин нос. Ну, кого не били в детстве за плохие оценки? Ты не Антон, историю которого тоже привёл. Вот там всё плохо.

Плохо, по моему убеждению, и то, и это. Потому что даже один удар может убить любовь, доверие, веру в себя. И да, мне повезло. Мы с мамой разобрались в проблеме, и для нас стало ясно, что плохие оценки не повод проявлять физическое насилие. Что насилие это! Любое насилие в семье недопустимо. Ни жена, ни муж, ни дети не должны страдать. Вы со мной?

Кто‑то в комментариях к моему посту написал, что в одной семье мама так избила дочь, что девочка ночью умерла. Разрыв селезёнки. Потом оказалось, что ребёнка постоянно били.

Другие в комментариях утверждают, что сейчас с этим стало проще, что детей меньше бьют. Возможно. Но это не значит, что они не подвергаются иному насилию в семье.

Третьи вообще считают, что раз по попе можно в качестве профилактики. Если иначе ребёнок не слышит. Попытался объяснить, что это не панацея. Но мне твердили, что ребёнок иногда иначе не понимает, словами не достучаться, а вот по попе раз шлёпнуть ладошкой, соизмеряя силу, и сразу информация доставляется в центр переработки. Житейская мудрость, и она работает…

К счастью, нашлись и оппоненты, утверждающие, что ремень — это классика жанра всех советских семей. И не только советских. Некоторые до сих пор применяют этот метод, но это‑де прошлый век. К ребёнку необходим иной подход, его к каждому не просто найти. Но это возможно и без насилия и психологического давления.

Одним словом, сколько людей – столько и мнений! И во многом модель поведения формируется в семье. Если ребёнка били ремнём родители, наверняка это будет делать и он сам, когда вырастет. Между тем, моя глубокая уверенность в том, что любой вопрос можно решить без насилия.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×