Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
13:07, 11 января 2020
 Роман Ожегов 1892

История первая. Женщина объявила мужа умершим для сбора денег на похороны

История первая. Женщина объявила мужа умершим для сбора денег на похороныФото: pixabay.com
  • Роман Ожегов
  • Статья

Сетевое издание «Победа 31» запустило новую рубрику, в которой журналисты будут рассказывать различные случаи из жизни.

Вокруг нас каждый день происходит множество всяких историй, хороших и не очень. Жизнь – штука непростая, и люди такие разные. В новом году мы решили открыть для вас цикл историй из жизни. Для кого‑то они будут просто интересными, для кого‑то – надеемся, поучительными. В любом случае, уверены, они не оставят вас равнодушными.

Итак, история первая, услышанная от моих одноклассников, коих судьба разбросала по разным уголкам земного шара.

Саша был одним из ярких юношей в нашем выпуске. Высокий, статный шатен, подкачанный, поскольку с малых лет занимался классической борьбой – редко какая девчонка не представляла себе в фантазиях Шурика (так мы его называли в своём кругу) своим молодым человеком. Его сестра Наталья, учившаяся в нашей школе старше на четыре класса, только и успевала приглядывать, с кем из своих сверстниц идёт сегодня после уроков её яркий братец. 

Учился Сашка не то что бы слабо, но и особыми «талантами» не проявлял себя. Он и после получения аттестата не ринулся никуда покорять большие города, как большинство наших одноклассников, остался в своём родном городе.

Прошло 25 лет, и наш выпуск устроил встречу одноклассников. Тогда это было в моде, на пике популярности был одноимённый сайт в Интернете, поэтому нетрудно было найти своих сверстников и пригласить в Москву. Столица была выбрана не случайно: большинство ребят уехало в Россию, часть даже устроилась в Златоглавой. Выбрали недорогой ресторанчик. Узнавать друг друга долго не пришлось, мало кто изменился за эти годы, разве что малость повзрослели, обросли жирком и на лице появились первые морщинки.

Мы долго не могли насмотреться друг на друга, вспоминали всех, кто не смог приехать на встречу. Не забыли и Сашу. Те, кто держал руку на пульсе новостей, рассказали, что он женился на не самой яркой девушке нашего города (так бывает, когда встречаются с одними, а женятся совершенно на других), и всё у него вроде хорошо.

Встреча прошла тепло. Все разъехались, чтобы вновь… потеряться, окунувшись каждый в свою сложившуюся жизнь. Периодически мы, правда, списываемся, интересуемся делами друг друга, даже созваниваемся – чтобы не забыть голоса.

О Сашке потом поступали самые противоречивые сведения. Что с женой вроде как не заладилось. Вынужден был покинуть наш родной город в поисках лучшей жизни и заработка. Искал работу и периодически жил у общих друзей в столице, потом перебрался в Краснодар и устроился‑де в монастырь. Трудно было мысленно представить здорового мужика с огромными бицепсами – и в монастыре в чёрной рясе…

Каким же страшным ударом прозвучало известие в нашем окружении, что у Саши прогрессирующая болезнь Альцгеймера. В осмысливании этой ситуации мы даже не обратили внимания на то, что материальную помощь для нашего одноклассника просит его жена, находившаяся на тот момент за тысячи километров от него. Конечно же, надо помогать – и никаких гвоздей!

Правда, как потом выяснилось, желающих (а может, просто имеющих такую возможность?) помочь оказалось немного – я и наша одноклассница Лена, человек крайне неравнодушный и болеющий за всех душой. Лена сама недавно отважилась переехать в Россию, только становилась на ноги, но всё равно отправила энную сумму Алле. Та, правда, искренне благодарила нас за помощь, желала избежать в жизни подобных ситуаций, но как бы ненароком попросила обратиться к другим нашим одноклассникам с просьбой всё‑таки помочь Саше.

Уж не знаем, были ли посвящены другие в то, что лукавит Алла, но, насколько мы знаем, других денежных переводов не было… Открыл нашу переписку, чтобы восстановить в памяти ход событий:

«Я попробовала написать тем, кто поддерживал связь с Сашей, откликнулись Вы и Лена, за что вам ещё раз огромное спасибо. Мы купили необходимые лекарства и передали самолётом. Я Саше сказала, что вы оказали ему эту помощь, он заплакал. Состояние у него сейчас средне стабильное, но речь плохая и временами провалы в памяти. Больше на призыв о помощи никто не откликнулся. Зарема спросила, куда отправить помощь, и тишина. Я многим написала, ну, в конце концов, нам никто ничего не должен. Наверное, ещё и осуждают…»

Сознание отказывалось верить, что супруга – бывшая или остающаяся таковой и не решающаяся порвать «узы» в такой сложный момент, мать двоих детей могла найти какое‑то другое использование нашим и всем другим деньгам, которые собрала в городе, где все друг друга практически знали. Отказывалось ровно до тех пор, пока не свалилось как гром среди ясного неба другое печальное известие: Саши не стало!

Правда, никто его мёртвым не видел, но как не поверить жене, так трепетно о нём заботящейся даже на расстоянии? Как молния разлетелось во все концы света сообщение от вышеупомянутой Лены с горьким известием о кончине одноклассника. Все недоумевали, выражали соболезнования и цокали языками. А спустя несколько дней вышла на связь сестра Саши Наталья, та самая, которая с детских лет чувствовала себя ответственной за младшего брата:

«Лена, уберите, пожалуйста, везде из сообщений в соцсетях эту информацию. Саша, слава Богу, жив! Мне неудобно об этом говорить, но его жена Алла распространяет это известие, чтобы собрать денег якобы на его похороны. Я уже звонила ей, и просила, и требовала. А в ответ лишь стенания о том, что ей трудно жить, что она двадцать лучших лет своей жизни отдала моему брату, и просьба не раскрывать тайну, иначе ей не удастся собрать денег…»

Трудно представить тот шок, который вызвал звонок Натальи у ближайшего нашего окружения. Получается, мы были так наивны и верили всему, в чём нас так свято убеждали? Ладно, с этим жить можно. А вот как эта женщина будет существовать вокруг той лжи, которой она себя опутала? И когда на самом деле случится горе – а оно рано или поздно произойдёт, учитывая столь суровый диагноз нашего одноклассника, — откликнется ли кто тогда на призыв помочь? Вопрос этот, скорее, риторический…

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×